Самая «итальянская» винокурня

Самая «итальянская» винокурня

Редкий случай: Glen Grant — не поэтичный топоним, каковые, в основном, и украшают этикетки шотландских односолодовых. Это имя собственное, точнее, два: Джеймс и Джон Грант.

Ко времени основания дистиллерии в 1861-м братья уже имели подобный опыт с Aberlour, и он явно пошёл им впрок. Во всяком случае, новшеств они явно не избегали, и Glen Grant стали первым в стране хозяйством, куда провели электричество.

Завод расположен в самом сердце региона Спейсайд близ городка Rothes. Производство входит в десятку крупнейших в Шотландии, то же можно сказать и про клан, но не будем жадничать — скажем чуть больше.

Тут главное не перепутать: есть и англичане с такой фамилией. У тех с родословной всё ясно, старосаксонский топоним «Грантсир» — древнее название Кембриджа, а «гранта» — примерно сорт каменной породы (гранит?), так тогда саксы называли речную скалу.

За Шотландскую же фамилию Грант конкурируют «норманнская» и «аборигенная» версии. Первой придерживается кто угодно, кроме самих Грантов: de Grand — «великий», привычная приставка для знатных французских фамилий раннего средневековья. Соратники Вильгельма Завоевателя, назначенные наместниками Севера, вполне могли украшаться и такими прозвищами. Однако, сегодняшним наследникам привычнее числить себя далёкой роднёй короля Кеннета I, объединившего в 844 году в единое королевство скоттов и пиктов. Таким образом, ранняя история клана Грант трактуется как летопись одной из ветвей клана МакГрегор. Фамилию здесь считают производной от гаэльского «граннда» — «уродливый», такую кличку носил второй сын Малколма МакГрегора, Грегор. Так или иначе, первые письменные упоминания о клане относятся к середине XIII века: в церковной книге есть запись о бракосочетании Грегори де Гранта, шерифа Инвернесса. Есть и более экзотическая версия, которая выводит шотландских Грантов из Скандинавии, отсылая к норвежскому ярлу Хаакону II Тронделагу как к прародителю. Ничего невероятного в этом нет, среди кланов-северян полным-полно семей со скандинавскими корнями, к тому же в Норвегии земли рода соотносятся с местом Грандтсогн (близ сегодняшнего Осло). Некоторые нестыковки в хронологии шотландской ветви рода ставят эту версию под сомнение, но, в целом, не сбрасывают её со счетов. Словом, кем себя считать, для современных Грантов скорее вопрос веры, чем науки. Во время Славной Революции 1689 года тогдашний глава клана Людвик I Грант (17-й вождь) взял сторону Вильгельма Оранского, и ко времени Якобитских войн клан уже вовсю стоял за англичан. Но тут стоит сделать оговорку.

Роберт Льюис Стивенсон в книге «Владелец Баллантрэ» (1889) описывает ситуацию, если не типичную, то по тем временам отнюдь не редкую: один из сыновей лендлорда воюет в рядах Якобитов, другой же — за протестантских королей. В итоге, чья бы ни взяла вверх, лендлорд имел универсальный ответ: одного наследника я воспитал как положено, второй же (простите старика) отбился от рук. Это давало шанс остаться при своих при любом повороте сюжета. Так случалось — и в масштабах семьи, и в масштабах клана, и в рядах клана Грант тоже имел место раскол: семьи из Гленмористона поддержали Якобитов со всеми для себя вытекающими — казнями, конфискацией владений и даже семилетней ссылкой в далёкие колонии Карибских Островов.1 Региональный сепаратизм был делом привычным, но, тем не менее, верховный глава клана оставался верен центральным властям, к тому же был прочно встроен в крупнейший товарооборот империи — от сбыта сахарного тростника до работорговли. В следующие полтораста лет эта позиция клана была более или менее стабильной, и Джеймс Грант слыл последовательным проводником английской культуры в регионе, что, конечно, вызывало соседскую неприязнь, зато давало известные преференции.

В 1897 году, на подъеме виски-индустрии братья запускают в работу ещё одно предприятие — Glen Grant-2. С этим проектом явно припозднились: до самого обвального в истории виски кризиса оставалось всего ничего — менее двух лет. Крах Паттисонов (1899) затронул 100% производителей, и Glen Grant-2 пришлось закрыть уже в 1902 году.

Реанимировали завод не быстро. В 1965 Glen Grant объединились с The Glenlivet. Каждая эпоха несёт какую-то общую, единую для всех интонацию — поверх национальных границ и общественного устройства. Это было время оттепели, больших проектов и великих надежд, везде и во всех смыслах; мир оттаял после Второй Мировой, отправил делегата в космос и принялся, наконец, налаживать жизнь. Многие замороженные на непонятный срок заводы встрепенулись. Объединённое предприятие назвали Caperdonich (гэльск. «тайный колодец»), так именовалась скважина, откуда Glen Grant добывали воду.

Изрядная доля дистиллята уходила на купажи, и компания мало-помалу трансформировалась в Chivas Group, которая, в свою очередь, в 1977 году вошла в Seagram. Дальше — больше: с 2001 года Chivas Group уже во владении у Pernod Ricard, а те почти сразу же упраздняют Caperdonich. С Glen Grant новые хозяева также распрощались, но тут вышло поизящнее — производство в 2006 году было приобретено Campari Group.

Строго говоря, Caperdonich тоже продали, точнее, распродали по запчастям: территорию завода купил именитый производитель перегонных кубов Forsyths, он же и снёс историческое сооружение винокурни. Оборудование также не осталось без внимания, — его частично приобрёл бельгийский производитель виски Belgian Owl. Повезло старейшей паре кубов, датированных ещё концом XIX столетия.

Caperdonich теперь коллекционный раритет, а что до Glen Grant, они в игре, мало того, с недавнего времени у них есть единственная на весь Спейсайд собственная линия розлива — блажь, конечно, но приятная. Тут вообще много необязательных мелочей и опций, ко всему прочему это одна из самых красивых дистиллерий с фантастическим садом вокруг. Воистину, здравая и мудрая стратегия: ничто не пущено на самотёк, в зачёт идёт любой штрих, ибо очаровывать ценителя надо всеми возможными способами.

Винокурня Glen Grant – визитор-центр.

Винокурня Glen Grant – вид сверху.

Винокурня Glen Grant – перегонные кубы Wash & Spirit Stills.

1. Glen Grant 1983, 5 y.o., 40%.

Серия эта начала выпускаться в шестидесятых и до середины восьмидесятых практически не менялась — ни по форме, ни по содержанию. Именно с этого релиза и начала создаваться международная репутация бренда, и рупором тут сработала послевоенная Италия.

Наверное, уже более или менее понятно, да — американские солдаты в питейных заведениях проигравшей войну страны, запрос на виски, с которым Италия не была тогда толком знакома (победители не только пишут историю, но и диктуют моду). Следом — индустриализация Северных регионов и миграция южан на промышленный Север, в сторону рабочих мест. Далее по привычному распорядку: журнальная и уличная реклама, бары с новым ассортиментом. В общем, виски пошёл в народ.

Армандо Джиовинетти не был тут первым. В 1968 году топовый итальянский боттлер, одиозный Сильвано Самароли уже имел свою компанию, и развивалась она быстро. На тот момент в маркетинговом отделе Glen Grant не было даже телетайпа, — не было вообще ничего, кроме письменного стола и печатной машинки. Джиовинетти чуял конъюнктуру и был лёгок на подъём: он доехал до Шотландии и явился прямиком на Glen Grant, где, пообщавшись с руководством лично, получил товарный кредит, то есть, не заплатив ни пенса, взял некоторое количество бочек на реализацию. С этого момента начинается эра Glen Grant в Италии.

Джиовинетти имел масштабную амбицию — не просто разливать достойный продукт зарубежного производства, но и в принципе перекроить местный рынок, всерьёз потеснив национальное достояние — граппу. Смех смехом, но это сработало: виски в целом стоил приемлемо, к тому же покупали его для коллекций, и эффектные иностранные бутылки потом годами украшали шкафы-витрины итальянских гостиных (знакомо, советские граждане?), это был немножко фетиш. Нишу свою Джиовинетти занял и отстоял — при том, что итальянцы на крепкое в целом не налегают, там какое уже столетие царствует вино.

Да, кстати, — мы ведь дегустируем. В бокале классический, по учебнику, Спейсайд, — садовые фрукты, где явно лидирует груша-дюшес, а вообще довольно раскидисто, от яблони до крыжовника. Мебельный лак, ваниль. Спиртуозность ощутима — как ни крути, напиток пятилетний, и этот резвый душок присутствует в бутыли до сих пор. Ну и хорошо, где юность, там и темперамент.

Glen Grant 1983, 5 y.o., 40%.

2. Glen Grant 16 y.o., 43%.

Скупым языком, сухой кистью, но о главном. Меньше фруктов, больше травы, полынь (явная доминанта в ароматике). Сухое пыльное дерево в степи. На будущее: так спирты Glen Grant проговариваются о возрасте. Градус уже притих, годы-то почтенные. В финише прихватывает танинами, луг после дождя, кора.

Glen Grant 16 y.o., 43%.

3. Glen Grant Rare Edition 18 y.o., 43%.

Издание может и редкое, но стилистически релиз как раз самый что ни на есть типовой. Это ни в коей мере не в укор, — перед нами эталонный Glen Grant, где все приметы стиля винокурни присутствуют в манифестной форме. То есть, если надо завербовать потребителя на подобный профиль напитка, этот виски — идеальный агитатор.

В антракте перед следующей частью: первые три релиза стилистически близки и легко ложатся в одну обойму, — строго Бурбоновая выдержка, груша-дюшес как базовый акцент, на территорию кондитерской не заходим в принципе. Наш букварь — косточковые плоды и травы (спасибо высоким кубам и долгому контакту спиртов с медью). На том стоим, вернее, движемся дальше.

Glen Grant Rare Edition 18 y.o., 43%.

4. Glen Grant Gordon & MacPhail 21 y.o.; 40%.

Напомню: Gordon & MacPhail — не только крупнейший банк старых спиртов на Британских островах, но и главный держатель дистиллятов Glen Grant, с которым они практически аффилированы. Большинство релизов винокурни за период шестидесятых-семидесятых известны как раз под этикеткой Gordon & MacPhail.

Прекрасен. Даже йод приехал, хотя откуда ему тут взяться, вроде бы. Типичный хересный виски старого стиля — интеграция, а не полировка. Хересом не добирают, он вписан, вплетён; это не обложка и не визитка, а абзац в тексте. Стильный, монолитный, сложный и выверенный напиток, — эпоха аналоговых носителей, Гордон и МакФэйл, этим всё сказано.

Эра хересных бочек по факту закончилась в Великобритании в 1986 году — с выходом в Испании закона, запрещающего вывозить с территории страны эти бочки как таковые. То есть, продажа хереса в бочках была с этого момента раз и навсегда прекращена, страну отныне покидал только бутилированный продукт. Следует пояснить, что британцы использовали под виски именно «транспортные» бочки, — те, в которых херес к ним и доезжал, ёмкости из системы «солера и криадера» (те, в которых рождался напиток) испанские бодеги не покидали.2 Это означало, что бочки носили в себе следы конечного, уже готового продукта достойного качества, чем собственно и ценились. Далее оставался выбор: скупать пустую тару в разорившихся испанских бодегах и везти уже в разобранном виде, либо «растить» бочку с нуля, имея в виду изделие под заказ, с запросом под заданные параметры.

И тут вступает американский белый дуб Quercus Alba — потому что он при прочих равных сильно дешевле европейского, и экономию никто не отменял. Современные хересные бочки в подавляющем большинстве своём сделаны именно из этой породы. С жидкостью также случилась подмена. В этом случае уже в готовую ёмкость заливается т.н. «технический херес» — напиток, созданный по упрощённой схеме и необходимый лишь для того, чтобы придать бочке необходимый акцент. Приём этот называют «сезонированием». Таким образом, качество бочки может теоретически и выиграть в изделии, но кодирует её, как правило, теперь напиток не самого высокого разбора, чтоб не сказать «не годный к употреблению». Отсюда некоторое упрощение, которое отмечают матёрые коллекционеры и ловцы возрастных раритетов: херес сегодня — скорее и чаще тюнинг, броский, но, увы, поверхностный.

Самая «итальянская» винокурняGlen Grant Gordon & MacPhail 21 y.o.; 40%.

5. Glen Grant 1985 Murray McDavid Mission, 21 y.o., 58,9%. Разлито 960 образцов.

Мюррей МакДэвид — вовсе не человек, а негоциантский бренд, основанный в 1994 году. «Фишкой» этого боттлера с самого начала была довыдержка спиртов во французских винных бочках, однако этот конкретный релиз — выпускник только Бурбоновых ёмкостей. Бренд использует то ли девиз, то ли диагноз, переводимый с гаэльского примерно как «чушь собачья». Речь тут о том, что достойный виски продаёт себя сам, и лучшая реклама — у вас на рецепторах, а все трюки маркетологов… В общем, смотрите девиз на гаэльском. В 2012 году компания сменила хозяев и теперь занимается многим, от туризма до организации виски-фестивалей.

Форсированный первый образец — чистый, яркий, даже яростный; Бурбон отработал детально, даже на такой крепости градус не съел мелочей, ничто не смазано. На этом напитке хорошо экзаменовать неофитов, ибо каждая интонация заявлена внятно и узнаваема легко. Начинаем с крыжовника и зелёных яблок, далее джем из цитрусов и тот же дюшес. Специй в финише не пожалели. Даже дым какой-то мерещится — совсем уж на излёте. Спишем на wishful thinking.3

Glen Grant 1985 Murray McDavid Mission, 21 y.o., 58,9%.

6. Glen Grant The Maltman (Meadowside Blending) 1995, 23 y.o., 53,5%. Выпущено 534 экземпляра.

Ещё в 1962 братья Иэн и Дональд Харт имели совместный бизнес по купажированию виски, но после разбежались, и Meadowside Blending — это уже проект Дональда, которым сейчас управляет его сын. The Maltman — их топовая серия.

Это знаете что? Это лом в шоколаде. Сладенько-то сладенько, но то обёртка, а внутри…

…горечь, но вполне комфортная и сложная. Поскольку жив ещё в бокале четвёртый образец, сыграем в херес старый vs херес новый. Разрыв эпох тут, что называется, налицо: здесь, в последнем случае, всё куда более откровенно, прямолинейно и нарочито. Интонация бочки иная, не в привычные изюм с черносливом (а вот свежая слива имеется), а куда-то в аптеку. Ага, вот, лакрица. И миндаль. Финиш тягучий и вязкий, что-то от микстуры — той, что как сироп, но ещё со специями.

Grant The Maltman (Meadowside Blending) 1995, 23 y.o., 53,5%.

Заводские и негоциантские розливы (читай: официальный и неофициальный лики винокурни Glen Grant) сработали тут практически в унисон. Командный дух налицо. Лишь последний образец оторвало от корней до полной потери идентичности. Вслепую его можно одинаково легко принять за современный хересный релиз Aberlour или Aberfeldy, либо других дистиллерий, играющих в яркую хересную подачу. Впрочем, Aberlour — помните? — тоже немножко Grant, так что не будем совсем уж отвергать родство, мало ли.

Автор статьи – Вадим Скардана.

Фотоматериалы – Юлия Смолян.

 

1 – К слову, Гранты были крупнейшими в регионе обладателями лесных ресурсов, и отправка лесозаготовок на судоверфи и постройка кораблей для отправки в Новый Свет — это тоже про них.

2 – Коротко: пирамидальная система выдержки хереса, где бочки с самыми возрастными спиртами находятся внизу.

3 – Желаемое.

<sup></picture>2</sup> — система криадера и солера, где солера – это самый нижний ряд бочек.

Возврат к списку
22.07.2022